?

Log in

Вс, 5 янв, 2014, 17:52
mytilena:

Она повернулась и увидела на подоконнике Ту, что приходила ей на ум в последние несколько дней. Та сидела, отвернувшись, дышала на стекло и выводила пальцем странные знаки. Как она попала в дом? Может быть, осела облаком ночного тумана или звезды высветили тонкий силуэт на окне. Ей бы и в голову не пришло заговорить с видением. Раньше.
- Знаешь, я много думала о тебе. Ты - настоящая? Ты вообще существуешь?
Та медленно повернула голову и подняла бровь.
- Извини. Хорошо, что ты пришла. Мне было неспокойно сегодня, а с тобой совсем по-другому. Тебе не холодно? Будешь чай?
Та повела обнаженными плечами и неопределенно качнула головой.
Молодая колдунья вышла на кухню и включила чайник, потом присела на стул, задержав дыхание: "что, если она исчезнет, когда я вернусь в комнату? Что, если ее и не было?". Она подождала немного, вздохнула, поднялась с места, бросила в заварник горсть трав и залила кипятком.
Из чашек поднимался ароматный пар, оставлявший на стекле следы, в которых проступали узоры, нарисованные Той.
Они сидели рядом на подоконнике и смотрели в окно. Дома было светло и тихо, а на улице было совсем темно, как будто звезды и луна забыли о своей работе и перебрались к ним в комнату, облепив стены и потолок. Было удивительно хорошо молчать рядом и пить душистый чай. Как было бы здорово сидеть так всегда, погрузившись в эту ароматную бесконечность, и думая о чем-то своем!
- Хочешь еще?
Та протянула чашку, и колдунья взяла ее, поставив с тихим звоном на подоконник. Рука Той, что так и не произнесла ни слова, была удивидельно белой, с гладкой тонкой кожей, совсем настоящая, не придуманная - живая. Колдунья задержала ее ладонь в своих, завороженно поднесла к губам и неожиданно для себя укусила. Как в детстве, когда нежность захлестывает через край, и не знаешь, как выразить то, что не помещается в сердце. Та протянула свободную руку и ласково погладила колдунью по голове.
Она опомнилась, когда горячие красные капли упали на ее колени, испуганно подняла глаза - Та тихо улыбалась. Кровь струйкой бежала с колен на подоконник и дальше на пол. С каждой секундой Та, что может почудиться лишь на границе ночи, таяла. Колдунья уткнулась лицом в ее чуть теплую ладонь и сердце стучало тише, когда нежные пальцы тихо перебирали ее волосы.
Когда она открыла глаза, на подоконнике был только остывший заварник и пустые чашки. Ночь навалилась на нее всей своей тяжестью, и она не помнила, как забралась в кровать. Утро стерло, пожалуй, все, что привиделось, и только где-то в глубине души теплом разливалась улыбка Той, что приходила повидаться...
В самом деле, что в этом такого?